В этой статье я бы хотела рассмотреть отношения между жертвой и агрессором. Поразмышлять над тем, кто виновен в факте агрессивного поведения, задуматься о его предпосылках.

 

Интересно, что на вопрос: «Если кого-то избили или изнасиловали, виноват ли человек, с которым это произошло?» — я получила довольно много однозначных ответов и от женщин, и от мужчин, о том, что жертва, конечно же, всегда виновна. Или она оказалась не в том месте и не в то время, или была слишком притягательной для агрессора, или спровоцировала насилие и т.д. Всегда находится что-то, в чем ее можно упрекнуть. Словно, человек должен все предвидеть наперед и полностью контролировать ситуацию и поведение другого человека. Предполагаю, что все же есть такие истории, когда жертва вела себя так, что это могло разозлить кого-то, но действительно ли физическое насилие единственный способ, которым можно было обойтись?

Удивительным образом агрессор вообще не рассматривается в качестве человека, который имеет какую-то ответственность при этом. Словно его действия и мотивы приписываются дикому животному и тот, кто оказался с ним лицом к лицу, – единственный думающий, цивилизованный человек в этой паре. Так моя коллега-психолог однажды в обсуждении изнасилованной пациентки из неблагополучной семьи, высказала мысль, что «той не следовало дружить с опасной компанией», мотивируя тем, что она же (дочь успешных и любящих родителей) никогда не попадала в такую ситуацию.
Мне показалось, что в ее словах звучат сотни голосов людей, которые уверены на 100 % в собственной безопасности и полном контроле своей жизни (ведь весь предыдущий опыт не сталкивал их с ситуациями бессилия, катастрофическими неожиданностями, которые могли бы несколько поколебать их картинку мира и ощущение своего влияния на него).

С другой стороны, нельзя отрицать и правду таких слов: береженого Бог бережет. Тот, кто не находится в опасных районах по вечерам, не выпивает слишком много на вечеринке и т.д., имеет больше шансов избежать нападения, изнасилования, домогательств, противоправных действий. Больше шансов, но не гарантии. Ведь кроме внешних факторов в виде поведения, стиля жизни, одежды, сказанных слов, социальных ролей, договоренностей, «места и времени», общественной обстановки, контекста и проч. существуют еще и внутренние факторы: особенности воспитания и истории ранних отношений, особенности восприятия реальности, характер, представление о правильном и неправильном, глубинная мотивация и т.д. И эти внутренние факторы играют не меньшую роль в том, куда человек пойдет, кого выберет для общения, как будет себя вести и какого опыта будет искать.
Известны нередкие случаи женщин, которые, будучи изнасилованными в раннем детстве, во взрослом возрасте попадают в аналогичные ситуации, и бывает, что неоднократно. Или становятся проститутками и продают свое тело за деньги. Ведь они уже были однажды низведены до неодушевленного объекта и это так и осталось у них в памяти и самоотношении. И тогда возникает вопрос, виновен ли такой ребенок в том, что подвергся физическому или сексуальному насилию? Виновен ли он в том, что для него такое отношение к себе стало нормой? Что физически взрослея, он при этом не взрослеет эмоционально? Можно ли вообще говорить о вине жертвы? Или скорее об ответственности взрослого человека перед собой и своим будущим, когда нельзя отрицать травматический детский опыт, но и нельзя отрицать увеличившиеся возможности с того момента, как это случилось. Ведь становясь старше, мы получаем больше шансов получить помощь и не оставаться один на один с трагической историей. Жертве полезно будет подумать о своей виктимности (склонности оказываться на месте жертвы), если это происходит не впервые.

Есть еще один любопытный факт. Агрессоры-мужчины, подвергаясь жестокому обращению в детстве, склонны идентифицироваться с агрессором и впоследствии обращаться с другими так, как обращались с ними. Женщины же чаще попадают в роль пассивную. Чаще, но не всегда (вспоминаем фильм «Монстр» с Шарлиз Терон, основанный на реальных событиях,). То есть, по факту, агрессор сам мог быть жертвой в свое время. Однако, освобождает ли его это от ответственности? Думаю, нет. Да, я могу его понять, исходя из того, что понимаю его жестокий и полумертвый внутренний мир, но факт остается фактом: агрессор должен отвечать за свои поступки. И прорабатывать свои травмы, учась по-новому взаимодействовать с другими.
И все же существуют ситуации, которые кроме как стечением обстоятельств не назовешь, иногда с людьми случается катастрофа. Такой опыт непросто принять и пережить. Уверена, что такие вещи не проходят бесследно. Боль остается навсегда в памяти как травматическое событие, меняющее личность. Как человек обойдется с такой раной – решать ему.

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.