Опыт работы с людьми, страдающими от панических атак, обогатил меня массой интересных наблюдений. Они будут полезны тем, кто не до конца понимает природу своих состояний и ищет помощи только в таблетках.

Тревога неотделима от личности и жизни человека, и чтобы ее понять, нужно взглянуть внутрь себя. Люди, страдающие от острых приступов паники, часто рассказывают о страхе потерять контроль над собой (как психологически, так и физически). Он настолько силен, что ощущение внутреннего «мандража» лавиной проносится по всему телу, не оставляя ни одного островка для опоры, ни одной помогающей мысли или воспоминания. Нет никакого доступа к успокаивающему опыту. Такое состояние, как правило, длится недолго. Через какое-то время «тестирование реальности» возвращает контроль над ситуацией, но в голове поселяется предательская мысль: «Это может повториться». Так страх перед повторением неприятного переживания усиливает уязвимость к тревоге и очередному паническому состоянию.

Приступы часто кажутся несвязными, возникающими как бы ниоткуда. Но когда начинаешь расспрашивать человека, то постепенно проявляется картина, где есть и событие, как основная фигура, и фон в виде истории человеческих отношений.

«Пунктирные» очертания подобной картины я бы сейчас и хотела описать, для того, чтобы вдохновить людей на поиски своей.

Ошибки воспитания, как одна из причин последующих панических атак

Если говорить о родительской паре, то часто в ней можно обнаружить, к примеру, мать, которая сама страдает от похожих состояний, а также отца, либо практически отсутствующего и слабого, либо неуравновешенного и взрывного. Один из родителей мог быть склонен к чрезмерному контролю над всеми сферами жизни ребенка, но при этом был эмоционально не близким, не эмпатичным к его нуждам. А взаимодействие с агрессивным членом семьи могло порождать неоднократное ощущение собственного бессилия, на которое так часто походит внутреннее состояние при панической атаке.

Ребенка могли учить только «правильности», а не гибкости. В его голове отложилась идея о том, что он должен соответствовать установленным жестким правилам, без учета его незрелых ограниченных возможностей. В таком стиле воспитания отсутствует поощрение к исследовательскому, экспериментальному обучению, которое предполагает действие и переносимые последствия этого действия.

Позиция «правильное-неправильное» логично порождает чрезмерную чувствительность к мнению других людей, особенно «авторитетов», когда их взгляд становится более весомым и значимым, чем даже ощущения и взгляд самого человека. Другой как бы лучше знает его, чем он сам.

И, конечно, принятие ребенком самого себя завязано исключительно на том, одобряют ли его авторитетные лица. Если ребенок не укладывается в контекст, не соответствует ожиданиям, то ощущение собственной «хорошести» и «принятости» исчезает… он остается один.

Это небольшая иллюстрация показывает нам ребенка, неподдержанного, испытывающего трудности в отделении от родителей, поскольку отделение чревато катастрофическими, как ему кажется, последствиями. Подобный опыт остается с человеком и в его взрослой жизни, препятствуя зрелой самореализации.

Как выйти из этой ситуации

Важным целительным фактором может оказаться новый опыт общения с другим человеком. Тем, кто отличается от родительских фигур и будет способен не только обозначить имеющийся дефицит или «перебор», но и помочь прожить одиночество и боль, послужит опорой в непростой момент.

Если такого человека нет в окружении, то наилучшим вариантом будет обращение за помощью к психологу.

Записаться на консультацию онлайн или по телефону + 375 (29) 330 20 51

 

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.